Изящный чиновник министерства иностранных дел

Ахмед Хикмет всей своей фигурой показывает, что османцы далеко отошли от типа «грубого тюрка»; но под европейским деянием в груди А. Хикмета бьется горячее сердце, страдающее за свой народ.
До сих пор. у османцев, говорил как-то в разговоре со мной А. Хикмет, не было времени заниматься науками. Сперва в услужении у арабов они с мечом в руках оберегали ислам. Когда титул халифа был принят в начале XVI в. османскими султанами (Селимом I), они еще ревностнее должны были стоять на страже религии; а занятие религиозными вопросами увеличивало недоброжелательство и даже ненависть к «франкам». Наконец, султан Махмуд II (1808—1839) захотел ввести у себя в государстве европейскую культуру, но он встретил упорное сопротивление со стороны шейхульислама. И А. Хикмет рассказал типичный случай. Султан решил было заменить солдатам кауки (высокий головной убор) шапками с козырьком. Но ему отсоветовали, напомнив хадис: «кто похож на другого, тот— из них», т. е. раз солдаты оденутся по-европейски, они станут такими же гяурами, как европейцы. Как-то вскоре после того султан с блестящей свитой, среди которой находился и шейхульислам, поехал на Окмейдан (в Касымпаше), где происходила стрельба. Султан выстрелил, но, не зная, попал или нет, обернулся вопросительно к шейхульисламу. Лучи солнца падали прямо в глаза, и шейхульислам, чтобы заслониться от солнца, приложил руку ко лбу. Тогда султан ударил его по руке и в гневе сказал: «Как же ты хочешь, чтобы солдаты мои различали под солнцем врага, когда ты сам не видишь ничего?»
Если в начале XIX в. духовенство еще было так упрямо, в начале XX взгляды изменились, и внук «муфтия» (фамильное прозвище А. Хик- мета «Муфтиоглу» — сын муфтия) твердит о необходимости образования для народа [...]. По этому поводу А. Хикмет писал на основании французских книжек и собственных наблюдений культурный очерк о России; но цензура запретила издание: престиж России стоял еще высоко в Турции, и тщательно избегало османское правительство упреков в каких-либо издевательствах над своими северными соседями.
Однако в рассуждениях А. Хикмета и в его мечтаниях нет-нет да и проглянет «грубый тюрк», в глубине души желавший бы сокрушить все и подчинить своему влиянию. Пожалуй, А. Хикмет не виноват в этом; это — результат векового деспотизма, под которым жила Турция.
В литературной деятельности А. Хикмета сплетаются два течения.
Как педагог, он рано увидел недостатки родного языка и устремил свое внимание на их устранение. Прежде всего он занят изменением османского правописания и, чтобы облегчить чтение, ввел новые гласные знаки. Систему эту он хочет применить только к османским словам; арабский язык он до поры до времени не тревожит. Поэтому (вследствие непоследовательного проведения принципов) система А. Хикмета кажется искусственной. Конечно, нет никакого сомнения, что в ближайшем будущем этот вопрос так или иначе будет разрешен*, потому что от быстроты усвоения детьми грамоты зависят в Турции успехи культуры. Хотя сегодня без проблемы можно грамоты купить в москве - необязательно их получать.
Вероятно, под влиянием преподавания у него зародилась мысль об упрощении османского языка, об освобождении его от иностранного лексического баласта. Чтобы доказать, что османский язык богат и может обойтись без арабских и персидских слов, А. Хикмет пробует иногда писать так, что на протяжении нескольких страниц у него не найдется ни одного иностранного слова. Такова, например, его «Молитва» («Якарыш»), сперва напечатанная в одной из кавказских газет. Это — наивное славословие турком бога, славословие, в котором, несмотря на кажущуюся простоту, видна энергичность выражения.
Однако все это — скорее холодная, рассудочная работа, подсказанная педагогической практикой. В османском обществе слава А. Хикмета зиждется на его новеллах, собранных в коллекции, издававшейся журналом «Сервети фюнун» под заглавием «Терны и розы» («Харистан ве гюлистан») .
28-05-2018, 10:59
1328 просмотров
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.